Регистрация
Справочная
Регистрация
Справочная

Общество России

Журнал общественника

Попросит ли прощения террористка?

26.03.2007Вадим Шарапов34 просмотра

Германские газеты и журналы упоенно обсуждают свежую тему.На свободу после 24-летнего заключения вышла Бригитта Монхаупт, "самая жестокая женщина ФРГ", активистка террористической группировки "Фракция Красной Армии" (РАФ). Пять пожизненных сроков в 1985 год стали ей "наградой" за деятельность в составе самой известной левацкой организации конца 60-х - середины 70х годов XX века.

RAFГерманские газеты и журналы упоенно обсуждают свежую тему.
На свободу после 24-летнего заключения вышла Бригитта Монхаупт, "самая жестокая женщина Германии", активистка террористической группировки "Фракция Красной Армии" (РАФ). Пять пожизненных сроков в 1985 год стали ей "наградой" за деятельность в составе самой известной левацкой организации конца 60-х - середины 70х годов XX века. Теперь РАФ обязательно упоминается в любой статье или книге, посвященной истории терроризма.

Главное, что подогревает интерес прессы к личности Монхаупт - это то, что пожилая активистка ничуть не раскаялась в том, что делала, будучи в составе РАФ. Впрочем, Монхаупт повезло больше, чем другим...

* * *
Немного истории.
"Фракция Красной Армии" была создана в 1968 году в ФРГ Андреасом Баадером и Ульрикой Майнхоф. Так она и называлась вначале - "Группа Баадер-Майнхоф". Интересно, что вначале все лидеры РАФ - будь то Баадер, Майнхоф или Гудрун Энслин - были людьми совершенно не склонными к насилию, источники описывают их как "пацифистов" и "мягких, добрых людей". Андреас Баадер даже создал приют для беспризорных детей, а Энслин работала в детских домах. Переворот в умах произошел не вдруг - долгое время эти студенты пытались бороться с Системой вполне мирными методами. Не вышло.
Тогда они решили - раз мы живем в фашистском государстве, занимающемся оправданием нацистских преступников - то и методы борьбы с ним должны быть просты. С оружием в руках. "Это – фашистское государство, готовое убить нас всех. Это – поколение, создавшее Освенцим, с ними бессмысленно дискутировать!" - сказала Гудрун Энслин. "Ответное насилие должно превратиться в такое насилие, которое соразмерно полицейскому насилию, в такое насилие, в котором продуманный расчет заменит бессильную ярость. Которое на использование полиции в качестве вооруженной, военной силы тоже ответит военными средствами", - а это Майнхоф, блестящая журналистка.

Насилие рождает только насилие - но на этот тезис молодым людям, воспитанным на парижских студенческих бунтах, уже было наплевать. Дальше было только оружие, подготовка в лагерях на Ближнем Востоке, обучение диверсиям и стрельбе. И - первые удачные покушения, теракты, экспроприации. Началось с поджога Баадером двух универмагов. И понеслось...
Бывшие пацифисты не жалели ни себя ни других. Они хотели построить новый мир. Естественно, утопив старый в крови.

Потом, на суде, РАФ предъявят обвинение в 800 (!) терактах и пяти убийствах - например, в убийстве председателя Верховного суда Западного Берлина Гюнтера фон Дренкмана в 1974 году. Когда в свой день рождения судья открыл дверь на звонок, то увидел двух красивых девушек. От одной он получил букет цветов и поздравление, другая разрядила в него автомат. Убийство судьи было ответом на процесс над лидерами РАФ.
Государство ответило жестко. Арест лидеров РАФ и последующее их заключение в тюрьме до сих пор остается во многом загадочным. На голодовки заключенных, протестующих против лишения всех связей с внешним миром, тюремные власти отвечали просто - переставали давать воду. Содержали их в специальных "мертвых коридорах" - звуконепроницаемых, выкрашенных в белый цвет камерах, по одной на этаже, с невыключавшимся светом.

Майнхоф так описывала это:
Meinhof"Впечатление такое, что помещение едет. Просыпаешься, открываешь глаза — и чувствуешь, как стены едут... С этим ощущением невозможно бороться, невозможно понять, отчего тебя все время трясет — от жары или от холода. Для того, чтобы сказать что-то голосом нормальной громкости, приходится кричать... Охранники, посетители, прогулочные дворики - всё это видишь, как сквозь полиэтиленовую пленку. Головная боль, тошнота. При письме - две строчки, по написании второй уже не помнишь, что было в первой. Нарастающая агрессивность, для которой нет выхода... Ясное сознание того, что у тебя нет ни малейшего шанса выжить, и невозможно ни с кем этим поделиться".

Процесс тоже не отличался особым соблюдением форм законности - зачастую заседания проходили не только без свидетелей, но и без адвокатов.

Потом, по официальной версии, Ульрика Майнхоф, Гудрун Энслин и Андреас Баадер покончили с собой в тюрьме Штамхайм. Чудесным образом повесившись на оконных решетках под потолком в камерах четырехметровой высоты, тщательно обыскиваемых и находящихся под постоянным наблюдением... Кстати, Ульрику Майнхоф выдал ее старый школьный приятель, который потратил деньги, полученные за это, передав их в фонд помощи заключенным-террористам. На ее похоронах за гробом шли несколько тысяч человек - все в черных масках.

Интересно вот что. Политические теракты и мелкие "шалости", вроде кормление банковских служащих пирожными под дулом автоматов, сходили РАФ с рук, члены ее оставались неуловимыми. Но только до тех пор, пока не случилось покушения на двух влиятельных банкиров. Тогда полицейская машина пришла в действие с пугающей быстротой. А самоубийство руководителей РАФ "вдруг произошло" после очередной попытки вызволить их из тюрьмы. Ведь в Германии не было смертной казни.
Сразу стало ясно, кто на самом деле управляет страной. Причем, тогда и речи не было о глобализации.

В 1998 году "второе поколение" РАФ заявило о самороспуске. Однако, погибли не все. За решеткой еще оставались Бригитта Монхаупт (о которой ниже), и Хорст Малер - получивший 10 лет. Когда он вышел на свободу, от его левых убеждений не осталось и следа, но радикализм никуда не делся. Малер стал главным юристом Национал-Демократической партии Германии, превратившись в "ультраправого". Кому-то повезло еще больше - Йошка Фишер, министр иностранных дел Германии, когда-то был в рядах РАФ... Они выкрутились, оставшись в стороне, и старое им никто не припоминает.

* * *
И вот теперь на свободу выходит Бригитта Монхаупт.

Это известие уже вызвало бурю возмущения среди политиков и юристов - освобождена террористка, которая должна была пребывать в тюрьме до скончания века, нераскаявшаяся и непрощенная. Возмущаются они, забывая собственные законы, предусматривающие освобождение по истечению 24-летнего срока.
Тень РАФ до сих пор нависает над Германией - иначе чего бы опасаться, что 57-летняя женщина, освобожденная исключительно потому что "более не представляет угрозы для общества", такую угрозу все же представляет. Истерика докатилась даже до некоторых российских СМИ (им-то что?). Мол, не раскаялась, не принесла извинений, бывшая агентка "Штази"! Как же так?

MonhauptА что изменят ее извинения, просьба прощения пожилой, изнуренной пребыванием в "мертвых коридорах " женщины? Да, она террористка, на ее совести - жизни людей. Но тогда не нужно было отпускать на свободу. Пять лет за ней будут смотреть в оба, и нынешняя "свобода" лишь немногим будет отличаться от тюремного заключения. Сомнительно, чтобы Монхаупт взялась за старое - воззрения 33-летней заметно отличаются от того, что творится в голове спустя четверть века, проведенных в Штамхайме.

Отпустили? - тогда читайте законы и подчиняйтесь им. И хватит переливать из пустого в порожнее, пока на свете есть много других проблем. В том числе и связанных с террористами.

 

Вадим Шарапов

Рейтинг: 0 (0 голосов).

Комментарии / Написать новый

ай да Йошка Фишер, не знал.. ведь умнейший человек, вот что он пишет по Ближнему Востоку. http://polit.presscom.org/926.html
и глаза такие доообрые

Ответить