Регистрация
Справочная
Регистрация
Справочная

Общество России

Журнал общественника

Воевать с памятниками можно. А зачем?

31.01.2007Вадим Шарапов62 просмотра

Пустоту на Лубянской площади хотят заполнить. Памятник Дзержинскому может вернуться на свое место.

dzerzhinsky

Когда в 1991 году толпа, собравшаяся на Лубянке, опутала монумент "несгибаемому чекисту" веревками и накинула ему петлю на шею, чтоб через минуту поднять краном - в окна на это растерянно глядели работники серого здания, несколько раз потом менявшего название: от КГБ до ФСБ. Для многих из них исчезновение памятника "железному Феликсу" стало символом крушения целой эпохи.

Все это, конечно, звучит очень патетически, а теперь отвлечемся и прыгнем на 16 лет вперед. Теперь, в январе 2007 года, уже депутаты Госдумы внесли на рассмотрение вопрос о восстановлении на Лубянской площади многострадального памятника. Ну и что? Год назад, по просьбе ветеранов МУРа, бюст Феликса Дзержинского уже вернули во двор здания ГУВД на Петровке, 38. Небеса не обрушились, земля не треснула.

Как известно из многочисленных примеров в истории, порывы народа - будь то анекдотичное взятие Бастилии или свержение памятников "бывшим" - очень редко можно назвать чем-то по-настоящему осознанным и возвышенным. Толпа, как известно, жалости и сомнений не знает, и тяга к разрушению заложена в ней изначально.

Памятник остается памятником, а кем был живой человек, председатель ВЧК Феликс Дзержинский? Большинство сограждан, если спросить их, наверняка вспомнят выражение: "У чекиста должно быть горячее сердце, чистые руки и холодная голова", - над которым кто только не издевался. А ведь, на самом деле, нет здесь ничего неправильного, никакой несуразности. Сам Феликс Дзержинский вполне отвечал этой характеристике.

Бесспорно, он и по сей день остается личностью, которую оценивают очень неоднозначно. Кто-то сидел, а кто-то сторожил, и так было всегда. Например, философ Бердяев, столкнувшийся с Дзержинским во время допросов на Лубянке, писал про него так: "Думаю, что он не был плохим человеком и даже по природе не был человеком жестоким. Это был фанатик. По его глазам, он производил впечатление человека одержимого. В нем было что-то жуткое... В прошлом он хотел стать католическим монахом, и свою фанатическую веру он перенес на коммунизм". Все верно. Такой тип людей - фанатиков, бессеребреников, превыше собственного блага ставящих служение "идеалам", принятым ими раз и навсегда, известен со времен Торквемады. Они незаменимы во времена потрясений и невыносимы в мирное время.

В книгах пишут, что Дзержинский в юности даже хотел стать иезуитом. Не стал, даже и гимназический курс не закончил. Зато 11 лет провел на каторге и по тюрьмам - путь человека, который во всех анкетах писал "профессиональный революционер". Впрочем, своей цели он добился другим, не духовным путем - создав и возглавив организацию, которая со временем стала в Советском Союзе куда могущественнее. чем какой-то орден иезуитов. Вспоминая о Дзержинском, мы неизбежно вспоминаем и о ВЧК-ОГПУ, да и как не вспомнить? Образ "железного Феликса" предстает этаким кентавром - человек в шинели, он же - Щит и Меч.

Противникам восстановления памятника на Лубянке, так же, как и ненавистникам Дзержинского, есть что сказать, у них хватает аргументов. Карательные операции, расстрелы заложников, подавление мятежей и призывы к террору красному против террора белого - все это демонизировало образ председателя ВЧК до крайности. Да, было дело, он писал: "Право расстрела для ЧК чрезвычайно важно". И в те годы оно действительно было важно, потому что в условиях военного времени всегда проще "шлепнуть" нескольких, чтобы притихли тысячи.

Кстати, это понимали и в мирном СССР - например, когда в 1977 году в Москве рванули три бомбы, то террористов (членов "Национально-объединенной партии Армении") искали, нашли и расстреляли. После этого ни о каком армянском национализме мы не слышали до Нагорного Карабаха.

Но я отвлекся.

* * *

"Демонический образ" Дзержинского заслонил в умах ту немалую часть хорошего, что он сделал, находясь на своем посту. Например, борьбу с беспризорничеством, благодаря которой многие дети оказались... нет, не на Соловках и не на Беломорканале, а в детских домах. Почитайте "Педагогическую поэму" Макаренко - местами скучно, но полезно.

Забыли, кажется, и восстановление железных дорог, и преодоление разрухи, когда Дзержинский возглавил ВСНХ. Забыли вроде бы всё, кроме крови тех лет. Понятно, почему - кровь не вода, так просто не высохнет. Но сейчас выясняется, что нет, помнят - согласно опросам, большинство людей согласны, что Феликс Эдмундович делал для страны больше хорошего, чем плохого. "Соскучились по кнуту!" - презрительно бросит кто-нибудь. Не так все просто...

И все-таки - пусть памятник вернется на площадь, где сейчас остался только уродливый пустой холм. Те, кто воюет с монументами, не имеют своей памяти, а сами бронзовые и чугунные герои и антигерои после смерти мирно стоят рядом. в одном городе. Кстати, о том, чтобы сносить многочисленные уродливые клоны Ленина по всем городам, речи почему-то нет, хотя многие из них, вот честное слово, этого заслуживают.

 

Вадим Шарапов

 

Рейтинг: 0 (0 голосов).

Комментарии / Написать новый

31.01.2007 Меркатор

Что ж, давайте тогда вернем и Л.П.Берию. Он же успешно руководил атомным проектом, а в начале работы даже освобождал "политзеков". Ба-альшой либерал был. Тем более, что предложения такие были. Нет уж, не надо. Пусть остаются в энциклопедиях и учебниках истории.

Ответить

Меркатор:

Что ж, давайте тогда вернем и Л.П.Берию.

Стоп-стоп! Разве ему был установлен памятник?

Ответить
31.01.2007 lubech

Я видел замысел этой площади из 3-х ярусов (развязки, магазины и всё такое). В этом замысле памятник Дзержинскому (прежний!). стоит в самом центре нижнего уровня (подобная штука есть, говорят, в Париже). По-моему, это самое оно.

Ответить
31.01.2007 Меркатор

"Стоп-стоп! Разве ему был установлен памятник?"
========
Сорри, неудачно выразился. Я подразумевал, что "вернем" Берию, в смысле постановке памятника. А такие предложения были. Кажется, в Обнинске. В контекст Вашего мнения вполне укладывается.

Ответить
01.02.2007 SheWolf

Памяти нет Вы говорите? Ошибаетесь, как раз потому что есть все-таки у людей память, потому и не надо ставить в центре столицы памятник кровавому убийце.

Ответить
02.02.2007 Павлович

Почему в Германии не осталось памятников Гитлера и его подручных? А ведб тоже могли бы сказать:"Это наша история!"

Ответить
05.02.2007 Rafael

Хочется повторить слова анекдота: "... К черту, к черту! Умерла - так умерла."
У нас в России какая-то нездоровое отношение к установке памятников и наименованию улиц.
На мой взгляд, названия улиц и установленные памятники должны отражать Историю нашей страны в ее существенных моментах. Старые, царских времен названия улиц должны быть, в основном , сохранены. Но Пушкинской улице вряд ли стоило возвращать прежнее название, тем более, что оно в умах большинства обывателей связывается с именем номинального руководителя Коминтерна. Была улица Телевидения и пусть бы была, но ее переименовали в улицу Шверника. А зачем? Кто сейчас помнит, кто был такой Шверник? А почему одному из Черемушкинских проездов дали нприлично звучащее имя Хулиана Гримау? Ответ: по прихоти Н.С.Хрущева. В то же время по невежеству чиновников переименовали Хрущовскую улицу, хотя к Н.С.Хрущеву она не имеет никакого отношения. Мясницкая улица звучит некрасиво, но это история!
О памятниках. Они должны вызывать человеческие, теплые чувства. Такими являются памятники А.С.Пушкину, Минину и Пожарскому, первопечатнику Федорову и многие другие. А вот памятник Ю.А.Гагарину на одноименной площади теплого чувства не вызывает. И не удивительно! Ведь он на деле был воздвигнут не в честь самого Гагарина, а для возвеличения Советсй власти.
Гораздо уместнее было построить Памятный комплекс в честь С.П.Королева и наших первых космолетчиков, а бывшую Б. Калужскую ул. - проспектом Циолковского.
Улицы следует называть в честь людей, доброе имя которых долго хранится в памяти народа.

Ответить