Регистрация
Справочная
Регистрация
Справочная

Общество России

Журнал общественника

Простой, понятный мир

19.09.2007Вадим Шарапов36 просмотров

Перечитывая Стругацких, я замечаю, что сейчас мне больше нравятся ранние вещи. Например, "Страна багровых туч". Или "Путь на Амальтею". Потому что там показаны люди, которые умеют решать. Нет, конечно, и в других повестях и романах Стругацких есть люди, принимающие решения. Их там полным-полно. Про…

Перечитывая Стругацких, я замечаю, что сейчас мне больше нравятся ранние вещи. Например, "Страна багровых туч". Или "Путь на Амальтею". Потому что там показаны люди, которые умеют решать. Нет, конечно, и в других повестях и романах Стругацких есть люди, принимающие решения. Их там полным-полно.
Просто, ранние вещи, хоть и не изобилуют сложными философскими рассуждениями, зато показывают картину определенного мира. Показывают такой, какой она только и может примыслиться человеку, ранним холодным утром идущему по набережной, скажем, Енисея.

Есть такой грех - меня часто упрекают в излишнем литературном пристрастии к "людям-знаменам". То есть, к персонажам прямым, простым и цельным как гвоздь. Или как древко. Или как старшина Нефедов, призрак которого неотступно следует за мной в каждом рассказе.
Встал такой человек и пошел делать свою работу. Нет, он ни в коем случае не Данко, он не будет становиться в пластическую позу, разрывать себе грудь и вытаскивать пылающее сердце. Потому что после этого обязательно помрешь, а значит - работа останется невыполненной, и людям потом уж точно не удастся помочь. Не знаю, привел бы Данко "Тахмасиб" на Амальтею, или потерялся бы вместе со своим сердцем. А Быков привел. И, будь это в другом месте, сделал бы другую тяжелую работу просто и хорошо. И мир, который окружает его, такой же. Для справедливых (хотя порой и жестоких ) людей, вроде начальника Краюхина, этот мир прост, понятен и целен. Впрочем, и нормальным, не плакатным, человеческим взаимоотношениям там тоже находится место.
И в штыковую атаку тот же Быков пошел бы не колеблясь. Вышагнул бы из окопа, матюгнулся бы на скользкую глину, сплюнул цигарку. И вперед. Впрочем, наверно, и Юрковский не стал бы прятаться в обозе. Просто, пошел бы в атаку по-другому - с непременным красивым взмахом руки, с ослепительно-белым подворотничком, с криком: "За Родину!" или "Все, кто любит меня - за мной!".
Такое вот несущественное отличие. Важен результат.

* * *
Занятно, что некоторые вещи, написанные Аркадием и Борисом Натановичами, ныне воспринимаются совершенно иначе. Мной воспринимаются, разумеется, с моего субъективного шестка.
Например, "Парень из преисподней". Первый раз, будучи еще в довольно нежном возрасте, я прочитал его в сборнике, где перед "Парнем..," стояло многостраничное предисловие. Вот, мол, повесть, где все показано "через призму восприятия фашистского гаденыша Гага".

Ладно. Хоть через призму, хоть через клизму... Потом, годами позже, я перечитывал повесть и думал - думал, пока у меня не появилось ощущение, что трескается голова. Почему - фашистского гаденыша-то? Что в нем такого, в этом парне? И даже любезно поставленная Стругацкими начальная цитата из "Приключений Вернера Хольта" ничего не изменила. Нормальный парень. Солдат, которого взяли за шкирку добрые дяди-прогрессоры, искренне считая, что, вытаскивая его из-под огнемета, приобретают вечного должника - и забросили в чужой, сытый и красивый мир. Вот, мол, щенок, учись уму-разуму, смотри, как живут ПРАВИЛЬНЫЕ люди.
А щенок в черной форме смотрит, и ненависть в его глазах, и зубы сжимаются каменно. Потому что ему вбивают в голову - да брось, парень! все, во что ты верил - туфта, фуфло! и Гепард твой, которого ты как отца любил, зря погиб (ах, какая жалость, а мы к нему присматривались, он нам нравился...)! и братва твоя, с кем ты в казармах жрал одну скудную пайку, тоже ни за что полегла! и веселый офицер Клещ зря с ракетой под мышкой под бронеход бросился! а герцог твой Алайский, который тебе лично в рот жевательный табак положил, который тебе руку жал и в тылу не отсиживался - сволочь твой герцог! Верь нам, парень! Верь! Мы построим у вас новый мир!
Верить, что твой отец и братья по оружию - сволочи?!?
Да первая пуля при первой возможности - такому просветителю и радетелю.
А щенок-то, поглядите, такой смешной, еще и щерится в ответ: не лезьте к нам, дайте нам разобраться на своей планете самим! Мы как-нибудь, худо ли, хорошо ли - но сами, через гарь, кровь и смуту разберемся, потому что НАМ ЗДЕСЬ ЖИТЬ! Э, глупый какой, говорят ему, да мы же лучше знаем, где счастье... Мы, в отличие от тебя, Бойцовый Кот, не верим и не любим, а оперируем точными цифрами и фактами, нам этого достаточно - знать, кто с кем спит, у кого какой скелет в шкафу. И как, пользуясь этим грязным бельем, повернуть политику. А вы, пацаны в черных куртках, которые прошли смерть, кровь и грязь - вы же так, наивные оловянные солдатики, только под ногами путаетесь.
Ненависть.

Не знаю, искренне ли сами братья-писатели считали, что все именно так, что надо брать и вести к счастью. Хочется думать, что грызло их сомнение, когда они писали эту повестушку, и именно потому образ Гага получился таким... симпатичным. Так же, как симпатичным получился и другой персонаж - Саул Репнин из "Попытки к бегству". Солдат, который каким-то чудом (неважно, каким) из самого пекла войны вдруг прыгнул в гладенький, чистый и благополучный мир следующего века.
Прыгнул - и понял: а ведь вы тут все забыли, ребята... А ведь вы зажрались. И хуже всего - то, что вы искренне считаете, что так и надо. Что бить в зубы гада и подлеца нельзя, а нужно его задобрить, задарить подарками - авось да осознает и раскается.
Две этих повести - "Парень из преисподней" и "Попытка к бегству" - нужно издавать под одной обложкой.
Рейтинг: 0 (0 голосов).

Написать комментарий