Регистрация
Справочная
Регистрация
Справочная

Общество России

Журнал общественника

Не надо умирать

01.03.2007Яхлакова Татьяна61 просмотр

Ушла из жизни Юрга Иванаускайте – красивая женщина, самый популярный в Литве писатель и поэт. Она знала, что неизлечимо больна, и много размышляла о жизни и о смерти.

Ушла из жизни Юрга Иванаускайте – красивая женщина, самый популярный в Литве писатель и поэт. Она знала, что неизлечимо больна, и много размышляла о жизни и о смерти. В минувшем декабре ее признали Женщиной года. На эту новость Юрга откликнулась письмом. Оно стало ее последним произведением.

Прочитаем. Подумаем. Помолчим.

***

Юрга Иванаускайте



Моя судьба любит шутки и парадоксы. Особенно ей нравится шутить со мной в декабре. В прошлом году, 12 декабря, когда выпал первый снег, судьба наградила меня двумя особыми трофеями: утром узнала, что больна саркомой в последней стадии, а вечером мне сообщили, что награждена Национальной премией. Тогда я подошла к окну и сквозь туман слез посмотрела на черное, ужасно равнодушное небо и погрозила тем Неизвестным наверху, которые дергают нас, словно марионеток, за веревочки случайности, совпадений и неизбежности. Шепотом попеняла, хотя на самом деле хотелось крикнуть: «Так не играют!» В ответ, конечно, тишина. Поняла, что следует жить и дальше. Именно жить, а не умирать, что бы там ни говорили суровые, словно боги, консилиумы онкологов.

Нынешний декабрь опять преподнес мне два сюрприза: я прожила 12 исключительных месяцев, которые, возможно, мне не были предназначены, и стала женщиной года. Всегда была фанатичным трудоголиком, ни дня не могла провести без дела, задыхалась от собственных идей, реализовать которые были бы способны 50 клонированных двойников, не менее. Однако именно в 2006 году я ничего не делала и ничего не совершила. Только валялась на больничных койках и оказывалась на операционных столах двух стран: в Литве и в Швеции. За мою жизнь, ее продление и ее качество боролось множество людей. Низко склоняю перед ними голову. Каждый вырванный из небытия день— не моя заслуга. Дни и время нам дарует Господь.

Если я сегодня что и совершила, так это научилась правильно обращаться со временем. Чем меньше мне остается, тем больше я умею вместить в каждый час, в каждую минуту. Количество и качество времени— две совершенно разные вещи. Мгновение может быть длиннее и прекраснее столетия. Иногда мне кажется, что 2006 год был своего рода «магарычом», подарком от жизни, когда я пережила и осмыслила больше, чем за пробежавшие 44 года. «Магарыч»— слово, прикатившееся эхом из моего детства, когда мы с бабушкой бродили по рынку в Паланге, а словоохотливые жемайтийские тетушки добавляли на тарелки весов то лишнее яблоко, то несколько клубничек. Или к пол-литровой банке крыжовника, ссыпанного в бумажный кулек, подбрасывали еще горсть. Этот «магарыч» начертился и на моей ладони: к неожиданно укоротившейся линии жизни вдруг добавился маленький хвостик. За него и держусь, как за паутинку, как утопающий— за соломинку.

В этой жизни после жизни мне пришлось заново учиться ходить с почти парализованной ногой и дышать половиной легких. Свою лысую, как у младенца, голову согреваю детскими шапочками. Химиотерапия стала своеобразной инициацией, ведь налысо брили тех, кого посвящали в ранг жриц богини Нут или в буддистские монахини, когда они начинали новый, высший этап своего существования. Гладкая, как хрустальный шарик, макушка высвечивает затертые повседневностью черты лица и стирает пелену повседневности с глаз— зеркала души.

Уверена, что почетный титул женщины года заслуживает каждая моя попутчица, встреченная в орбите онкологической клиники. Все они с решимостью Жанны д'Арк сражаются с бытием. Философы и антропологи отмечают, что современные люди боязливо прячутся от неопровержимого, бесспорного и непреложного факта, что они смертны. Сама смерть тщательно скрывается, словно она постыдна. Немало больных стесняются своей болезни. Если у тебя рак, ты словно помечен желтой звездой и оказался за пределами мира здоровых. В нашем обществе еще очень распространено мнение, что тяжелобольной должен знать свое место: палату, душную, приспособленную для медленного угасания комнатку, или логово, куда раненый зверь прячется умирать. Окружающим становится не по себе, если отмеченный раком человек осмеливается появляться в обществе. Как будто на лбу у него, подобно яркой рекламе кока-колы, светится надпись Memento mori. Помни, что умрешь...

О раке существует множество легенд и поверий, он до сих пор укрыт под покровом страха и непонимания больше, чем любая другая болезнь, за исключением СПИДа. До сих пор упорно верят, что онкологические заболевания неизлечимы. Утверждается, что современная медицина со всеми ее достижениями бессильна, а рак следует лечить средневековыми методами: пиявками, мочой, настойками из мухоморов, жаб или клизмами из свекольного сока.

Недавно получила письмо, где пишется, что весь Вильнюс говорит, будто я потеряла истинную веру, отошла от мистики, магии и эзотерики и отдалась «мафии в белых халатах со скальпелем». На это могу сказать только, что вера моя крепче, чем когда бы то ни было, что в критические моменты этого ужасного и прекрасного года порой чувствовала не только Божье прикосновение, но и силу его объятий. Даже любой онколог-скептик подтвердит, что при лечении рака объединяются не только усилия врача и больного. И эта третья сила— решающая. Нежелающие могут не называть ее, сомневающиеся дают ей имя Абсолюта, ну а верующие эту судьбоносную силу называют Богом.

Всем хорошо известна сказочка, что причина раковых заболеваний кроется в карме, что их заслужили лишь те, кто неправедно жил. Если бы это было правдой, то не потребовалось бы тюрем, ибо все убийцы, насильники и воры вымерли бы от лейкемии или саркомы.

О болезни как о наказании очень любят рассуждать всех мастей экстрасенсы, биоэнергетики, шарлатаны, директора института Нострадамуса и контактеры с потусторонними силами, которые за космические деньги предлагают свою «панацею» потерявшим надежду больным и их близким. Таких целителей, жонглирующих модными словечками «чакра», «аура», «прана», «аюрведа», «тибетская медицина», давно пора привлекать к уголовной ответственности, а некоторых я бы просто расстреливала без суда. Говорят, что больной человек озлобляется. Если я на кого и зла, то только на эти вышеперечисленные ничтожества.

Я поняла во время болезни, что даже съедаемый самым тяжелым недугом человек может жить полнокровной, насыщенной жизнью. Иногда жизнь больного становится богаче и ценнее, чем рутинное существование здорового, потому что неожиданно приходит понимание того, что каждый день— это величайший подарок, какой только можно получить. От твоего пребывания в мире отслаивается множество незначительных мелочей, глупых убеждений и бессмысленных обязательств. Бытие начинает сиять, нередко излучает свет и сам человек, хотя только он и несколько близких знают глубину страданий, которыми он платит за этот свет.

Да, да! Больной тоже живет, а не только болеет и готовится к смерти. Я теряюсь, когда кто-нибудь удивляется, что я, лежа в кровати, думаю не о надгробьях, а о множестве дел, развлечений, строю планы на будущее.

С другой стороны, больной— не синоним бесполезного. Как бы тяжела ни была болезнь, главное— не пускать ее в свою душу. Тогда и тело творит чудеса. Я сама поражалась, наблюдая, как оно сражается за меня, как зарубцовывает раны после операции, как, лишившись той или другой части, потихоньку приспосабливается жить так, как мне нравится.

Парадоксально, но именно сейчас я по-настоящему полюбила свое тело, хотя раньше страдала от множества комплексов. В конце концов (хотя по всем ныне существующим теориям о красоте должна была бы добровольно отправиться на свалку) стала сама для себя красавицей. Даже полюбила фотографироваться, изменять облик, прическу (это особенно легко, когда на голове нет волос) и на несколько часов наряжаться в одежду haute couture. Таким образом стараюсь отблагодарить свое терпеливое, трудолюбивое и очень верное мне тело. Слышу уже, как духовные праведники восклицают, что, готовясь к смерти, следует заботиться о душе. Однако и тело мне дано от Бога. Именно сейчас я научилась любить себя и поверила, что любима. Любима такой, какая я сейчас: слабая, больная, часто обессиленная, со множеством шрамов, ран и даже раковой опухолью. За то, что осмеливаюсь впустить в себя любовь, бесконечно благодарна всем тем мужественным людям, которые не боялись оставаться со мной, помогали, поддерживали, опекали, спасали, баловали, укрепляли, веселили, радовали, смешили, которые делали и делают мою жизнь прекрасной.

Спасибо. Спасибо. Спасибо.



***

Источник – газета «Новое русское слово»; www.nrs.ru

Там же – о книгах и судьбе Юрги Иванаускайте

Рейтинг: 0 (0 голосов).

Написать комментарий